воскресенье, 1 мая 2011 г.

Алкоголизм - это шаг в бездну

Различают три стадии алкоголизма: первая начинается с появления потребности в спиртном, вторая – с появления необходимости в опохмелении, третья – со снижения переносимости спиртного. 

Деградация личности начинается при первой стадии, становится резко выраженной при третьей. Человек, допившийся до третьей стадии алкоголизма, пьянеет от малой порции спиртного, порой от 1-2 рюмок водки. 
Большие дозы вызывают у него сильное отравление с помрачением сознания, причем горемыка падает, где попало и глубоко засыпает.
Наталья Ситнева
Потребность в спиртном по мере пьянства все усиливается и все значительнее становится её господствующее положение; она полностью или частично подавляет другие потребности, а также интересы, привязанности, благие цели и намерения. 

Заметно снижается даже такая жизненноважная потребность, как потребность в пище. Один мой пациент после первых гортоновических сеансов с радостью сообщил о том, что еда теперь стала доставлять ему удовольствие и наслаждение. 

По его словам, прежде пища ему казалась ватой, которую он насильно заталкивал в рот, чтобы не умереть от голода. Этот же человек рассказал о том, что в пору пьяной жизни его интересовала только выпивка, что он ненавидел работу и студентов, почти не готовился к лекциям, часто перепоручал их или заканчивал преждевременно, чтобы скорее напиться.

Винный спирт вызывает настолько значительное, многостороннее и широкое физическое и психическое уродование организма, что можно говорить об алкогольном мозге, об алкогольном сердце, об алкогольной физиономии, о мышлении алкоголика, о характере алкоголика и т.п. 

Он разрушающе действует на все органы и ткани, но особенно сильно и в первую очередь на мозг. В этом органе его концентрация почти в два раза превышает концентрацию в крови.

 Нервные клетки очень чувствительны к алкогольному яду. Каждая выпивка – удар по мозгу, последствия которого не исчезают бесследно. 
Клетки мозга не выдерживают таких воздействий, уродуются и гибнут. 

Умершие нервные клетки не воскресают и не замещаются новыми. Изучение мозга скончавшихся алкоголиков показало, что в нем много погибших нервных клеток, которые порой образуют своеобразные кладбища. 

Конечно, такой изуродованный мозг не может нормально работать. Разговоры о «золотых руках» и «золотой голове» алкоголика – большое преувеличение, один из моих подопечных алкоголиков, занимающей руководящий пост, как-то сказал: «Алкоголики – плохие работники, с ними план не сделаешь, поэтому я стараюсь избавиться от своих и не беру новых».

Алкоголизм дает тяжелые осложнения:
белую горячку, хронический галлюциноз, слабоумие, эпилепсию, цирроз печени и т.п. Некоторые осложнения приводят к физической или социальной смерти. 

Последнее выражается в том, что алкоголик утрачивает способность к сколько-нибудь человеческой жизни, поэтому доживает век в психиатрической больнице. 

Алкоголик по всем статьям дефективный человек: негодный глава семьи, муж, отец и сын, плохой товарищ, бракодел и лодырь. Чтобы работать, он должен выпить, иначе плохо чувствует себя. 


А какая работа от подвыпившего? Некоторых одолевают страхи: боятся спать без света, боятся переходить улицу и т.п.

Иногда пишут и говорят: «Алкоголик живет в свое удовольствие».  Трагизм положения алкоголика состоит, помимо прочего, в том, что он по существу не знает удовольствий. 

Тот же Хайям писал о том, что он «несчастен и мерзок себе», каждый день «умирая с похмелья» требует себе полную чашу. Спиртное не доставляет радости алкоголику

Многим вкус его противен, они вынужденно пьют, чтобы предупредить или снять абстинентные страдания. Я мог бы привести много письменных показаний алкоголиков об их мученической жизни. Ограничусь выдержками из двух, математику, скатившемуся до безработного, и инженера.

Математик тяжело переживал свое одиночество и бесперспективность: «Никогда, никогда выпивка, даже в самой благородной форме, не соединяла людей и не сохраняла их союз! 

Алкоголь умеет только разъединять людей, может быть иной раз медленно, но всегда верно; превращать их в волков, которые сбиваются в стаю, только движимые желанием животных и неважно в конце-концов, что это за желания, либо найти общего знакомого, имеющего рублевку, или ограбить квартиру...
Сначала я потерял школьных друзей. И действительно, кому нужна пьяная или полупьяная личность, которой всегда нужно только одно – деньги и как можно скорее...
В конце-концов пришла пора, когда я лично убедился в том, что стал алкоголиком.
Начался период новых мучений. Пять раз я лежал в психиатрических больницах, искренне желая бросить пить навсегда, однако тяга к «блаженному туману»... не проходила.

Оно и понятно, ведь алкоголизм – одна из разновидностей наркомании. Я выходил из больницы, избавленный от страданий, связанных с алкогольным отравлением организма, отдохнувший, отоспавшийся, отъевшийся.


 Но всюду я видел вокруг себя толчею у винных отделов гастрономов, бушующие винницы, заваленные пустыми бутылками парадные и загаженные тротуары. Все возвращалось, и первая десятка вела меня привычной тропой, и делалось это уже без колебаний.
 А что было дальше? А дальше отдельные, смутно различимые картины...
Вот я бреду полученный, стонущий от пробегающих по телу судорог и щемящей тяжести в груди, под холодным дождем в два часа ночи. 

Патрульные машины милиции, проезжая мимо меня, сбрасывают скорость и, словно нехотя, катятся дальше. Приткнуться мне сейчас негде: комната опечатана жилконторой за злостную задержку квартплаты, вокзалы уже закрыты, да мне туда без документов и нельзя. 

Родственников нет, знакомые – только пожилые люди. Если увидят в таком виде, то могут и душу богу отдать от страха. Пошел в свой «родной» вытрезвитель. Попросили удалиться. Нам, говорят, от тебя и пьяного отбоя нет, а ты и трезвый стучишься...».

Не менее скорбны и показания инженера: «Если нечего было выпить и не было денег, а выпить страшно хотелось, то, чтобы подавить очень плохое самочувствие, я пил все, что попадало под руку. 

Я пил разные лаки, политуру, «БФ», духи и одеколон, ел всякие косметические кремы и медицинские мази. Как-то мы с женой жили в квартире родственницы. У нее был целый склад косметики и вся она быстро перекочевала в мой желудок.

Если жена запирала меня в комнате и нечего было выпить, а выпить хотелось, то производил тщательный обыск, чтобы найти какую-либо косметику. 

Иногда находил стеклоблеск и выдавливал его в рот. Может быть, в нем был спирт, а может быть и не было, но он успокаивал мои муки, на несколько минут наступало успокоение, больше не нужно было искать что-либо, чтобы удовлетворить этого зеленого змея, чтобы уменьшить эту алкогольную чесотку.

 Проходило несколько минут этого спокойствия, и снова нужно было превращаться в сыщика. Если не находил ничего, то брал какую-либо вещь, вылазил в окно и продавал её за бесценок, лишь бы скорее выпить

А как немного выпил, так и завелся, остановиться не можешь. Если вначале выпивка улучшает самочувствие, то потом опять начинает тебя крутить, но на этот раз не от того, что нечего выпить, а от того, что изрядно выпил. А мало пить мы не умеем.
Тогда, когда нечего было выпить или я хотел прекратить запой, то буквально колотила дрожь, вот как при лихорадке. Набрасывал на себя одеяла, потом становилось жарко, шел пот, страшный пот, но через некоторое время опять появлялся страшный холод.

 Так было очень долго. Затем сводило суставы рук и ног, руки буквально ломало, ноги буквально ломало. Опять начинался холод, опять бросало в жар. 

Это продолжалось часов двенадцать. Ночью совершенно не спишь, боишься заснуть, потому что снятся всякие страшные кошмары. 

А вот на второй день уже немного легче становится, отпаиваешься молоком, кефиром и всем прочим, но опять идет пот, тебя бросает то в жар, то в холод. Примерно 2-3дня нужно выхаживаться, если запой продолжался неделю».
Участь алкоголика, как показали приведенные повествования, весьма прискорбна и едва ли находятся люди, готовые добровольно разделить её. Конечно, лучше избежать её. 

Однако если случилась беда, постиг алкоголизм, нужно сразу же начинать борьбу за самоспасение. Сейчас работники завода имеют возможность избавиться от алкоголизма с помощью противоалкогольной секции и клуба. 

Зачем вести дикую и мученическую жизнь, если представляется случай выйти из грязного болота пьянства, очиститься и стать настоящим человеком. 

Достаточно перестать пить и начинается очищение, процесс дезалкоголизмии, т.е. избавления от алкоголизма. Организм быстро оживает: восстанавливаются сон и аппетит, проходит или снижается недомогание, падает раздражительность, появляются здоровые интересы, воскресает жажда жизни, укрепляются память, интеллект и т.п.

 Даже лицо, взор и походка преображаются. Организм быстро залечивает тяжелые раны, вызванные алкоголем. Улучшается характер, устанавливается хорошие взаимоотношения в семье и на работе... Словом, начинается новая, приятная и полезная жизнь. Ради этого, конечно, всякий сколько-нибудь разумный человек пойдет на многое.


7 декабря 1974 г.                    кандидат биологических наук

Г.Шичко


ссылка http://optimalist.info/shichko13.htm

Читайте пост 

Комментариев нет:

Отправить комментарий