среда, 4 января 2012 г.

Обращение священника к матерям и женам пьяниц и наркоманов.


«ЦЕРКОВЬ ВЕРИТ В ВОЗМОЖНОСТЬ СПАСЕНИЯ И ИСПРАВЛЕНИЯ КАЖДОГО ЧЕЛОВЕКА»
Его Высокопреосвященство, Высокопреосвященнейший Ириней, митрополит Днепропетровский и Павлоградский

Все чаще на исповедь к священникам приходят матери и жены пьяниц и наркоманов. Они не только каются в грехах, они просят совета, помощи. Как часто батюшке приходится распутывать сложнейшие клубки семейных проблем, извращенных отношений между близкими людьми, страшных человеческих драм! 
Наркомания в последнее время становится одной из самых острых и самых распространенных бед, и почти всегда, когда речь заходит о наркотиках, приходится сталкиваться с проблемой чудовищного непонимания между детьми и родителями.

Наталья Ситнева

Эта страшная правда на первый взгляд может показаться преувеличением. Вроде бы не надо доказывать, что родители желают своим детям только добра и на все готовы, чтобы помочь им. Но часто это — только слова. 

На деле же уставшие за день отец и мать не находят достаточно сил, чтобы уделить детям искреннее внимание, ограничиваются лишь кормлением и проверкой уроков, уклоняются от их вопросов и проблем или откупаются игрушками и вещами, дарить которые гораздо проще, чем дарить любовь, сочувствие и душевную заботу.
Гораздо проще убрать за ребенком разбросанные игрушки, сунуть в руку шоколадку, чем вникать в сложный мир его душевных переживаний, которые с высоты собственного возраста и опыта кажутся «глупостями».

Стоит ли удивляться, что много позже эти же «умные и опытные» родители, в старости и болезнях, выброшенные из родных домов в дома престарелых, а то и просто на улицу, оказываются такими же беспризорными, как и их дети, недополучившие в свое время родительской любви и внимания? 

Ведь дети не могут вернуть того, чего им не давали. Закон — один для всех: сколько отдал, столько и получил. И если ребенка с детства не научили следовать принципам добродетели и высокой морали, можно ли ожидать, что он будет верен им в зрелые годы? 


Одна из самых серьезных проблем современной семьи — утрата родительского авторитета. Его нельзя достичь одними «правильными» словами, он строится исключительно на личном примере родителей. Если же ребенку говорят одно, а делают другое — он привыкнет жить во лжи и именно ложь станет впоследствии основой его жизни. 

Родительский авторитет и доверие детей к родителям — это высшая школа жизни, ее не заменят никакие институты и академии. Никакая наука, никакая философия не способна дать того, что дает положительный пример любящих родителей. 

Говорю об этом так уверенно, потому что сам с детства учился жить, как жили мои мать и отец. Мама не просто учила меня молиться, я все время был свидетелем того, как она часами молилась сама. Безграмотная, не умевшая даже читать и писать, она заучивала молитвы наизусть и беспрестанно повторяла их.

 Мама не просто учила нас «почитать отца». Она всегда отдавала ему за обедом лучшие куски — как человеку, который много работает, а когда он отдыхал, она не просто говорила: «Папа устал, ему надо дать поспать», она садилась рядом с нами и оставляла все дела, чтобы не шуметь и не мешать его отдыху. И мы все вместе сидели и молчали — это было потрясающе!

Родители не просто учили нас жить в любви и согласии. У них было непреложное правило: если случалась ссора, надо было непременно помириться до заката солнца. Однажды они поспорили днем. 

Нас, детей, уложили спать, и я долго не мог заснуть, думая, как же теперь будет, ведь мама и папа не успели помириться до наступления ночи. Я лежал и вслушивался в тишину. И вот в ней раздался голос отца, просящего прощения у матери за то, что погорячился, и материнский ответ с такой же просьбой о прощении. Они поцеловались и пошли молиться перед сном, а я заснул, счастливый тем, что в доме снова воцарились мир и любовь.

Любя нас и воспитывая в вере, родители были честными до конца. Они не защищали нас от трудностей. Они говорили: вы — христиане, вы не можете становиться пионерами. И я в школе упрямо отказывался надевать красный галстук, даже когда пионервожатая насильно вязала его мне на шею со словами: «Да я тебя сейчас этим галстуком задушу!» 

Отец шел к директору школы и заявлял, что если меня будут принуждать носить галстук, он не пустит меня в школу, и меня оставляли в покое. 
Помню, однажды вожатая насильно — за ухо! — привела меня на просмотр какого-то фильма (куда родители нас не пускали, ведь кино тех лет было сплошь пронизано атеизмом). Я не знал, что делать.

 Сбежать было нельзя: вожатая сидела рядом и держала меня за руку. Тогда я закрыл глаза и просидел так весь сеанс. Дома мама спросила меня, почему я задержался — наверное, все-таки был в кино? Я объяснил ей, что не видел ни одного кадра, она обняла меня, поцеловала и сказала: «Я тебе верю». Это было для меня так дорого!

Думаю, именно этот пример родительской последовательности, строгого следования принципам, вдохновил меня бороться за право учиться в семинарии, куда меня ни за что не хотели отпускать из колхоза. 

Услышав такую просьбу, председатель просто рассвирепел. Он сгреб меня в охапку и выбросил в коридор. Но и с разбитым лицом я продолжал настаивать на своем и даже пригрозил ему, что пожалуюсь на избиение в милицию, если меня не отпустят. На другой день мне выдали документы, и я уехал учиться. Это определило всю мою дальнейшую жизнь. 

Оказавшись один в чужом городе, да еще таком огромном, как Ленинград, я все время в трудных ситуациях вспоминал советы отца: старательно учиться, не стремиться к развлечениям, не жить за чужой счет. Помню, сокурсники приглашали меня погулять в город. Денег у меня не было, и я отказался, одолжаться не стал.

 И так хвалил себя за это решение, когда увидел, как они возвращаются вечером пьяные. Я избежал этого позора только благодаря тому, что помнил совет отца жить по средствам и не брать в долг. Таких случаев было очень много. И каждый раз меня спасал от необдуманного поступка или какой-нибудь юношеской глупости авторитет моих родителей. 

Все время, когда я жил с ними, я видел, как трудился для семьи отец. Я видел, как мать заботилась о нем и о нас. Это было жертвенное служение. И оно стало для меня примером настоящих человеческих отношений. И еще: я никогда не считал их воспитание насилием, наоборот, это была — свобода, ведь я делал то, во что верил!

К сожалению, многие семьи теперь утратили это. А ведь в современном мире молодежи живется трудно, как никогда. Стерлись нравственные ориентиры. Не осталось, наверное, ни одного греха, не воспетого современным «искусством», не реабилитированного «продвинутыми» средствами массовой информации. 

Реклама призывает молодых людей пить «наше» пиво, курить сигареты «для настоящих мужчин», звонить «девушкам без комплексов», чтобы развеяться от скуки. Героями фильмов все чаще становятся киллеры, проститутки, мошенники, люди так называемой «нетрадиционной ориентации». 

Их характеры рисуются с симпатией, их приключения подаются в добродушно-юмористическом свете, почти как образец для подражания. С экранов кровь течет рекой, в глазах рябит от обилия голых тел, слух терзают непрестанные звуки выстрелов и взрывов, на прилавках книжных ларьков красуются издания, отмеченные свастиками и различными оккультными символами, бывшие дома культуры и кинотеатры отданы в аренду тоталитарным сектам.

 Школьники уже не знают как следует истории Великой Отечественной войны, их лишили возможности гордиться великим подвигом своих дедов и прадедов, вместо этого им навязываются чужие герои, чужой образ жизни, чужой менталитет, отмеченный пристрастием к массовой культуре, точнее — к массовому бескультурью. 

Как не вспомнить апостола Павла, писавшего: «Не обманывайтесь: худые сообщества развращают добрые нравы» (1 Кор. 15, 33). И вот печальный результат: повальное пьянство, узаконенный разврат и постоянно растущая наркомания. Все это из одного списка духовных болезней, одолевших оторванное от Церкви общество и семьи, забывшие, что каждая из них призвана быть «малой церковью», утверждающей и воплощающей в жизнь — во внутрисемейных отношениях — Заповеди Божии, которые вечны и не изменяются с течением времени, независимо от того, в тоталитарной или «демократической» стране ты живешь.

Наркомания — одна из наиболее острых социальных проблем, но ее духовная природа — та же, что и у всякого греха. Святые отцы Церкви называли пьянство «добровольным безумием». Под это определение, безусловно, подходит и наркомания. 

«Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною», — писал апостол Павел в послании в коринфянам (1 Кор. 6, 12). «К свободе призваны вы, братья, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти, но любовью служите друг другу», — утверждал он в послании к галатам (Галатам, 5, 13). Вот эту самую — драгоценную, дарованную Богом свободу человек меняет на зависимость от пьянящего зелья, а заповеданную Господом любовь — на ложь, ненависть и предательство близких. 

Душа, отринувшая Благодать Святого Духа, лишившаяся благотворной и целительной Божественной энергии, становится добычей демонических сил, ведь «свято место пусто не бывает», и там, откуда изгоняют Бога, немедленно поселяется диавол. 

Арсенал демонического воздействия на душу широк: в одних демоны провоцируют тягу к алкоголю и наркотикам, другим нашептывают мысли о собственном величии, взращивая гордыню, третьих соблазняют всеми мыслимыми чувственными наслаждениями, иных смущают страхами, внушая уныние, боязнь жизни и мира, следствием которого становится уход в иллюзорный мир бесплодных мечтаний. Воистину: легче было Богу создать мир и человека, чем падшего человека искупить!

Отпадение от созидательной Божественной энергии обусловливает и такие болезни духа, как абсолютное безволие, когда молодые здоровые люди оказываются неспособными трудиться, обеспечивать собственные семьи, испытывают болезненную тягу к постоянной перемене мест, к непрекращающимся удовольствиям. Такие люди неспособны доводить до конца любое начатое дело, предвидеть последствия своих неразумных поступков, принимать на себя ответственность за дела собственных рук. Такие люди слабы умом. Вопреки учению апостола — «Не будьте дети умом: на злое будьте младенцы, а по уму будьте совершеннолетними» (1 Кор. 14, 20), они остаются и в зрелом возрасте капризными детьми, неспособными различать добро и зло, правду и ложь. Часто в их душах живет трусость, боязнь выступить против несправедливости, встать на защиту слабого, неспособность любого противления злу. Эгоизм, замкнутость на своих проблемах, равнодушие к чужим бедам и страданиям — своеобразный нравственный аутизм, ставший отличительной чертой многих поколений советских и постсоветских людей. 

Но если другие духовные болезни менее наглядно демонстрируют свою демоническую природу, в случае с наркоманией состояние духа опускается до пугающей черты. И сами наркоманы, и их родные и близкие, часто говорят — кричат! — о том, что, еще пребывая телом на земле, они уже горят душой в аду! 

Такое признание часто приходится слышать даже из уст невоцерковленных людей. Вот из этого ада они и идут искать спасения в Церкви. Воистину: пока гром не грянет, мужик не перекрестится. 

Но вхождение в ограду церковную — это активный путь. Мало хотеть — надо идти навстречу Христу. Даже Господь, прежде чем исцелить расслабленного, спросил его «Хочешь ли быть здоровым?». В этих словах подчеркивается обязательная воля человека к исцелению, к изменению образа жизни. 

Многие же, решив «стать на путь праведный», ждут, что как только они перешагнут порог храма, дело будет сделано, исцеление наступит без их участия. Да, такие случаи действия Божественной Благодати известны. Но рассчитывать на это нельзя.

 Прожив многие годы в грехе, люди надеются получить мгновенное исцеление, как только уверуют и начнут регулярно причащаться. Но процесс исцеления бывает обычно нелегким и долгим. 

От того, кто осознал необходимость изменений в своей жизни, Господь ждет активного делания, самоотверженного преодоления пагубных привычек и страстей, осознанного противостояния греху — этому добровольному самоубийству. 

Человек, становящийся на путь Жизни, должен воспитывать в себе трезвый ум, твердую волю, любовь к Истине и отрицание всякой лжи.
Часто неуспех духовного делания бывает обусловлен боязнью «страданий» (под которыми порой подразумеваются и простые бытовые неудобства). Но страдание во имя очищения всегда приносит награду. Бог есть Любовь. 

Божественная Любовь явила Себя миру и через крестные страдания Спасителя. Душа в страдании очищается, как золото в огне. Страдание — как высокая температура при тяжелой болезни: она мучительна, но убивает опасные микробы и вирусы. Боязнь же страданий есть ничто иное, как все то же завуалированное потребительство: даже становясь на путь духовного подвига, мы не желаем расставаться с привычным комфортом, ждем для себя приятностей и удобств.

 Церковь вовсе не отрицает их существование и даже оправданность в жизни. Ведь жизнь, дарованная Богом, — уже счастье, доказательство Божией Любви. И сознавать эту Любовь так радостно! Но если человек — существо духовное, радости его тоже должны быть духовными, высокими, а не «заземленными», не обусловленными получением только простых телесных удобств и удовольствий. 

Именно эта привязанность к земному благополучию чаще всего и становится причиной духовных заболеваний. 
Человек нуждается в общении с другими людьми и в общении с Богом. Если у человека отнять мать и отца, он останется сиротой. Если человек не знает Отца Небесного и Матери-Церкви, он, даже неосознанно, чувствует это свое «сиротство», это настоящее СТРАДАНИЕ — боль души, не помнящей родства. 

Но многие люди вместо того, чтобы искать своего Отца, идти к нему навстречу, умудряются Его же обвинять в жестокости, в том, что Он посылает столько испытаний, скорбей и болезней, забывая, что сами, своим неразумием, довели себя до плачевного состояния. Человек принимает наркотик — добровольно вводит в свой организм порцию яда, потом повторяет это снова и снова — и при этом ропщет на Бога за Его «жестокость и несправедливость»! 

Мать или отец балуют ребенка, забывая приучить его к труду, заботе о ближних, подают дурной пример собственной нечестностью, злобой, неуважением друг к другу, а порой и рукоприкладством — и удивляются, что Бог «наказал их дурными детьми»! Люди утверждают, что Бог у них — «в душе», и при этом обманывают близких, стяжательствуют, предаются блуду и чревоугодию, и часто на глазах у своих детей. Именно о таких сказано: «По плодам их узнаете их».

В старину говорили: «Кому Церковь — не Мать, тому Бог — не Отец». Во время кризиса нашего общества Церковь — единственная — сохранила первозданную красоту Образа Божия. В ответ на эгоцентризм нашего века она в лице своих святых приносит в качестве противоядия подвиг любви, мужества и верности, помогает обрести высший смысл жизни — стяжание Духа Святого.

Проблемы, с которыми сталкивается современная молодежь, многочисленны и нелегки. Молодые люди в этом мире оказываются как бы на огромном рынке, где все торговцы стараются нажиться на их молодости, здоровье, красоте, силе: торговцы наркотиками, торговцы идеалами, торговцы живым товаром, лжемессии всевозможных религиозных сект — все стремятся купить вас, купить ваши сердца, пленить ваш ум, развратить ваши души и сделать своими рабами.

К счастью, сегодня молодежь возвращается в храмы. И часто приводит за собой родителей. Такова примета времени, ведь в старину было наоборот. И в этом есть великая надежда. Может быть, именно так в нынешние времена проявляется чудесная сила Божией Благодати. Будем же верить в нее, будем верить в человека, в его высокое предназначение, в его возвращение к Образу Божиему, по Которому он создан
Помощь в этом окажет Церковь, помогут добрые и умные люди, помогут честные врачи, которые, как написано на страницах этой книги, порой забывая о себе, делают великое Божие дело — возвращают человеку Образ Человеческий. Помощь окажет и книга, которую вы держите в руках. 

Откройте свою душу и сердце добру и пониманию — и вы получите ответы на все, что вас волнует.
Надо только помнить, что содержанием нашей жизни достойна быть только любовь. Без любви ничего нельзя сделать и в деле воспитания. Но это не слепая и эгоистичная, калечащая юные души «любовь», а Любовь, чье имя — синоним Бога. 

Именно об этой любви писал апостол Павел в 13-й главе первого послания к коринфянам: 
«Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею [дар] пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что [могу] и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится. Ибо мы отчасти знаем, и отчасти пророчествуем; когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится. Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил, по-младенчески рассуждал; а как стал мужем, то оставил младенческое. Теперь мы видим как бы сквозь [тусклое] стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан. А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше».

Человек призван в мир из небытия силой Божественной Любви. И наша жизнь должна стать ответом Создателю, подарившему нам все богатства Вселенной. Замысел Божий о человеке велик. И значит, человек способен найти в себе силы для любых — самых великих свершений. Потому Церковь верит в возможность спасения и исправления каждого человека.
ссылка: автор книги ТАМАРА НЕСТЕРЕНКО "ВОЗВРАЩЕНИЕ К ЛЮДЯМ"

Get Adobe Flash player

 Рекомендую прочитать

История наркомана о себе.

Комментариев нет:

Отправить комментарий